АЛЕКСАНДР МИЛН И ВСЕ, ВСЕ, ВСЕ…

0

18 января, в день рождения известного английского писателя, поклонники его таланта празднуют День Винни-Пуха

В один из зимних дней 1902 года президент США Теодор Рузвельт в который раз выехал на охоту. И тут приключилась история, положившая начало легенде. В тот день команда охотников, затравив собаками матерого черного медведя, привязала несчастное животное к прибрежной иве. Застрелить едва дышащего зверя предложили президенту, но тот негодующе отказался, назвав такой поступок неблаговидным. Однако распорядился медведя немедля пристрелить, чтобы прекратить его мучения. Со временем случай трансформировался в подобие рождественской сказки, в которой добрый дедушка Теодор Рузвельт отказался стрелять в медвежонка.

Этот рассказ не раз слышала и жена владельца магазина игрушек Морриса Мичтома, эмигрировавшего из России (за давностью лет её имя не сохранили анналы истории).

Впечатлительная женщина сшила первого медвежонка и выставила его в витрине семейного магазина. Неожиданно «Медвежонок Тедди», как назвала миссис Мичтом свой хенд-мейд в честь «благородного охотника», вызвал небывалый покупательский ажиотаж. И вскоре Моррис Мичтом, получив согласие Рузвельта на использование его имени, основал компанию Ideal Toy Company, занимавшуюся выпуском игрушечных медвежат. Впрочем, пожалев денег на патент, он лишился права на монополию… Десятки компаний принялись копировать Тедди. Вот такого плюшевого симпатягу, сшитого фирмой Farnell, и подарил 21 августа 1921 года писатель Алан Александр Милн сынишке Кристоферу Робину в его первый день рождения…

Молодой и несерьёзный

В то время Алан Александр Милн, таково полное имя писателя, считался, как отмечали критики, «одним из наиболее успешных, плодовитых и известных драматургов Англии».

Он родился 18 января 1882 года в лондонском районе Килберн в семье Джона Милна, владельца небольшой частной школы, в которой впоследствии и учился. Кстати, преподавал там и был Герберт Уэллс, которого Александр считал «великим писателем и большим другом».

Впоследствии Милн продолжил образование в Вестминстерской школе и Тринити-колледже Кембриджа, где изучал математику, а в часы досуга писал заметки в студенческую газету Grant. Бесспорный талант юноши был замечен журналистами юмористического журнала Punch, и вскоре Александр стал помощником редактора этого популярного издания.

В 1913-м он познакомился с миловидной, но, чего греха таить, весьма ветреной особой - Дороти Дафной де Селинкурт. Очарованный девушкой, Александр тут же предложил ей «руку и сердце» и повёл под венец. Как писал сам Милн, он был «беззаботным, молодым и несерьёзным… счастливым и не стыдящимся своего счастья». Тем не менее сполна насладиться «медовым месяцем» влюбленным не удалось: Милн был призван в качестве офицера в ряды британской Королевской армии, которая вступила в сражение с «бошами» на европейском театре военных действий.

И лишь совсем недавно стало известно, что Милн вовсе не кормил вшей в окопах, не травился газами и не шел в смертельную атаку, а служил в МИ-7 - пропагандистском подразделении британской разведки, которое было призвано ослабить антивоенные настроения, захлестнувшие страну после первых значительных потерь Великобритании в Первой мировой. В качестве примера английского «агитпропа» можно привести статью в The Times, которая повествовала о специальных немецких фабриках, перерабатывающих останки своих павших на поле брани соотечественников на мыло, свечи и другие продукты, вмещающие дефицитный в то время в Германии жир…

С той поры Александр Милн стал убеждённым пацифистом. Дослужив в разведке и набравшись на «тайной службе Его Величества» впечатлений, решил стать автором шпионских или детективных романов. В 1922-м сочинил «Тайну Красного дома», но опубликовал ее… спустя 17 лет.

Маленький джентльмен

Между тем 21 августа 1920 года у Александра и Дороти родился ребенок. Родители мечтали о девочке и даже придумали ей имя, но жена разродилась сыном. «Мы действительно больше хотели, чтобы была Розмари, но я надеюсь, мы будем счастливы с этим джентльменом», - говорил Милн друзьям. Мальчика хотели назвать Билли, но в итоге назвали его двойным именем, по одному от каждого родителя, - Кристофером Робином (уменьшительное от Дороти).

И все же миссис Милн мало интересовалась воспитанием сына, которого до конца жизни удручало ее равнодушие: «У моей мамы в голове были опилки, как у Винни-Пуха. Она была нужна отцу, потому что смеялась над его шутками». Единственным «неразлучным спутником» мальчика был плюшевый медвежонок Эдвард, подаренный отцом. Ведь, по словам Кристофера Робина, «у каждого ребенка есть любимая игрушка, и особенно она нужна ребенку, который один в семье». Когда сыну исполнилось 4 года, отец, проводивший все свое время в кабинете за рабочим столом, решил вместе с друзьями повести его в зоопарк. Всё шло самым прекрасным образом до того момента, пока компания ни подошла к вольеру с белыми медведями. Увидев «большого белого монстра», Кристофер разразился слезами и потребовал, чтобы его немедленно увели. Взрослые, в сопровождении трех рыдающих детей, один из которых мечтал как можно скорее покинуть зоопарк, а двое других никак не хотели уходить, направились к выходу».

Детская писательница Энид Блайтон, со слов Александра Милна, вспоминала, что мальчик тогда «проникся любовью к большой и дружелюбной бурой медведице», которая «обняла Кристофера Робина, после чего они играли и катались по вольеру». В это трудно поверить, однако сохранилась фотография, на которой малыш, зайдя в вольер, кормит медведицу по имени Виннипег, ласково именуемой Винни, чем-то вкусненьким, а на заднем плане угадывается лицо папы, который заходить в клетку с внушительным по размеру зверем не рискнул…

История Винни

В августе 1914 года 27-летний лейтенант ветслужбы Гарри Колборн, погрузившись в поезд, отправился из своего родного Виннипега в Квебек, где дислоцировался Канадский армейский ветеринарный корпус, направлявшийся на войну в Европу. По пути, во время остановки в городке Уайт-Ривер, что в Онтарио, офицер заметил на скамейке местного траппера, у ног которого беззаботно вертелся крошечный медвежонок. Разговорившись, охотник рассказал, что мать-медведицу он застрелил, а вот что делать с детенышем – не знает. И тогда растроганный лейтенант вынул из кармана френча 20 долларов…

Так Виннипег, он же Винни, оказавшись 24 августа в Форт Гарри Хорсе, где располагалась 2-я пехотная бригада, стал не только всеобщим любимцем, но и талисманом канадского подразделения.

В октябре армейский ветеринарный корпус перебросили на Британские острова, а уже в декабре было решено отправить канадские части на Западный фронт. Гарри Колборн решил не подвергать опасности всеобщего любимца и сдал Винни «на хранение» в Лондонский зоопарк. После окончания «странной войны» офицер немедля поспешил в столицу Великобритании. Пустив скупую мужскую слезу, Гарри Колборн подарил питомца зоопарку и отбыл на родину…

Игра в «пустяки»

На следующий год после «исторического» посещения зоосада Александр Милн приобрел в графстве Восточный Сассекс имение Кочфорд, расположенное вблизи 500-акрового леса Эшдаун. Все чаще, прогуливаясь между столетними соснами, наслаждаясь журчанием полноводного ручейка, отец, играя с Кристофером Робином в «пустяки», стал рассказывать сыну истории, будто бы случившиеся с его неизменным игрушечным спутником-медвежонком, «перекрещенным» в Винни.

Все более увлекаясь, Александр Милн населяет окружающий лес, названный им Стоакровым, друзьями плюшевого медвежонка – игрушками, подаренными родителями и знакомыми – Пятачком, осликом Иа-Иа, Кенгой, Крошкой Ру и Тигрой. И только Сова и Кролик выступали в устных рассказах писателя «реальными» животными. Увлекшись, Кристофер Робин дает своему другу новое имя – Винни-Пух, позаимствовав эту приставку у лебедя, жившего на пруду вблизи семейного загородного дома.

Тем временем Александр Милн принялся переносить свои устные рассказы на бумагу. И 24 декабря 1925 года первая глава книги Милна «Winnie-the-Pooh», «в которой мы встречаемся с Винни-Пухом и пчелами», была напечатана в газете London Evening News и тем же рождественским вечером прочитана в студии радио Би-би-си. А спустя почти год, 14 октября 1926-го, книга вышла отдельным изданием. Спустя два года Милн опубликовал вторую часть приключений недалекого, наивного, но обаятельного плюшевого мишки - «Дом на Пуховой опушке» (The House at Pooh Corner).

Следует отметить, что только при жизни автора все его 20 рассказов, а также стихи о Винни-Пухе, выпущенные в 1924-м и 1927 годах, были переведены на многие языки мира общим тиражом 7 миллионов копий.

В 1958-м первым в СССР перевел «Винни-Пуха», взяв за основу польский перевод Ирены Тувим, 20-летний литовский писатель Виргилиюс Чепайтис. И в том же году с медвежонком «познакомился» Борис Заходер, в будущем – автор канонической версии похождений игрушечного озорника и выдумщика - «Винни-Пух и все-все-все»…

Александр Милн, не ожидавший подобного успеха от своего Пуха, да и не жаждавший этого, признавался: «Все, что я хотел - это убежать от этой славы… как я всегда хотел убежать...»

Сын же считал, что «отец ничего не понимал в специфике рынка книг, ничего не знал о специфике продаж, он никогда не писал книг для детей… Иногда мне кажется, что мой отец достиг вершин известности, взобравшись на мои детские плечи, что он стащил мое доброе имя, не оставив мне ничего, кроме пустой славы быть его сыном».

Впрочем, Кристофер Робин тоже стал литератором, кормившемся от «земной славы» усопшего родителя. На волне неубывающего интереса к Винни-Пуху он опубликовал несколько мемуарных произведений – «Зачарованные места», «После Винни-Пуха» и «Яма на холме»…

31 января 1956 года Алан Александр Милн, перенеся сложнейшую операцию на головном мозге, скончался в своем доме в Сассексе. Его тело кремировали, а прах развеяли в мемориальном саду в Брайтоне.

«Думаю, что каждый из нас втайне мечтает о бессмертии, - откровенничал писатель еще в середине 1920-х. - В том смысле, что его имя переживет тело и будет жить в этом мире, несмотря на то, что сам человек перешел в мир иной». И знаменитый писатель был прав – Кристофер Робин, Винни-Пух и все, все, все будут жить еще долгие и долгие годы…

Сергей КУЛИДА.