ЕЛИСЕЙСКИЕ ПОЛЯ

0

Места "прибытия" праведников располагаются в плодоносном раю. Ни гнили, ни тле туда хода нет – на острове блаженных исключены болезни и заботы. А как устроить земной парадиз – мечту агрария! – в саду и в поле, теплице, на грядке, загородном участке, где с вредителями растений хлопот не оберёшься? О "Защите-Агро" – фирме, взявшей на себя миссию помощи фермерам, производителям сельхозпродукции, да и просто огородникам, мы и хотим рассказать. Биопрепараты этой компании доступны и весьма полезны, а её достижения наглядны, как в чашке Петри. Однако история этого заслуженного успеха, как это обычно и бывает, небыстрая и совсем не простая. Но обо всём по порядку.

Ода натуральности

"Терпеть не могу аргументы – они порой так убедительны"
Оскар Уайльд

Чистое земледелие – мировой тренд. Тем не менее доминирующим направлением в растениеводстве биологические технологии не стали. В 1960-х генсек Никита Хрущёв, пытаясь спасти угробленную коллективизацией аграрную сферу, добавил в ленинскую формулу (советская власть плюс электрификация всей страны) химизацию сельского хозяйства. Идея была здравая, если только не понимать её как пестицидный террор земли, пятилетками осуществлявшийся в СССР явочным порядком. Очумелый лозунг: "Больше химии – больше коммунизма!" оказался и ложным, и опасным. Вредители полей вырабатывали всё большую устойчивость к химикатам, дозы вносимых в почву препаратов росли, яды становились всё сильнее. Остатки пестицидов и продукты их превращения накапливались в природной среде, загрязняли землю, озёра и реки, подземные горизонты, попадали в пищевые цепочки – через воду, продукцию садоводства и огородничества, и тем самым несли прямую угрозу здоровью людей.

Человек, однако, на то и мыслящий, чтобы не мириться с вливаемой в почву в огромных количествах химией. Альтернатива губительной практике была найдена и уже лет 30 овладевает цивилизованным миром. Имя ей – органическое земледелие. Эффективные биометоды защиты растений выходят на аграрную авансцену Запада стремительно и победоносно. В Украине этот путь ещё лет 10 назад прокладывали подвижники. И, прежде всего, речь здесь следует вести о "Защите-Агро". Как случилось, что именно эта фирма оказалась у нас в авангарде движения за чистое земледелие, органическое растениеводство, защиту огородных и садовых культур средствами живых естественных биопрепаратов?

А началось все с того, что курянин по рождению, проживший жизнь в Одессе, Иван Шаповалов ушёл на пенсию в 50. Способствовали тому 18 лет службы в Институте общей и неорганической химии НАН Украины. Уходить на покой в пятьдесят было странным – не балерина всё-таки, и деятельный пенсионер впрягся в ярмо, став замдиректора по производству (оказалось – по всем вопросам) крупного завода, выпускающего запчасти к сельхозтехнике. На него обрушились заботы шеститысячного коллектива. А время было стрёмное – первые годы независимости, промышленность летела в бездну, купоны обесценивались как билеты на вчерашний поезд, "кормовая база" населения таяла, люди терялись и ввиду упразднения профсоюзов, шли гуськом к Шаповалову. Иван Владимирович понял – трудящихся надо спасать. И заключил с лежащим в "дровах" колхозом контракт на бартер зернодробилок в обмен на продукты питания. В довесок получил 47 гектаров сада, запущенного как старая дворняга, посредством которого собирался обеспечивать авитаминизированных рабочих абрикосами, сливами и персиками. Правда, когда приглашённые спецы "выкатили" сумму прописью, необходимую для возрождения продуктивности подсобного участка, заводчане приуныли. Но не Шаповалов. Он разведал, что учёные одного из одесских институтов добывают хлеб насущный, производя невидаль – недорогие, но сверхэффективные биопрепараты для защиты и оздоровления деревьев. Пробные опыления впечатлили. И Иван Владимирович, подняв урожай за сезон в разы, уверовал – это судьба!

Он открыл для себя не способ пропитания, а новый класс средств органического земледелия, не умертвляющих растения и почву, а оберегающих землю и культуры садов и полей. Промышленная эрудиция подсказывала – это технология прорыва, которая не может не восторжествовать. Но местные пастеры полёт его мысли не оценили - разливать свои препараты в тару для дачников было куда сподручнее. А Шаповалова «синица в руке» устраивать перестала. Выкупив у земляков технологию и рецептуру, он поехал в Киев – в Институт микробиологии им. Заболотного, где, собственно, ещё в советскую пору изобрели препарат, известный теперь каждому аграрию как "Гуапсин". Его-то и разливали в Одессе. По счастью, в институте остались разработчики препарата, с 1960-х ни шатко ни валко колдовавшие над его кондициями. Чисто академически. Иван Владимирович купил в институте штаммы и свидетельство на право использования. Инициировал госиспытания по всей процедуре с участием целого ряда научно-исследовательских учреждений. И в итоге оказался первым и единственным производителем "Гуапсина", имеющим на то законные и эксклюзивные права. Словом, стал в Украине основоположником производственного направления в биозащите растений.

Потом были 17 лет предпринимательских и дилерских мытарств параллельно с неустанной доработкой и совершенствованием препарата. К примеру, советский ГОСТ предусматривал в одном миллилитре активного вещества 2 миллиарда микроорганизмов. Шаповалов на разных участках, деревьях, кустах и культурах испробовал концентрацию до 50 миллиардов. Выяснил и доказал: самая действенная насыщенность – от 10 до 20 "ярдов". В таких пределах аккумуляции "Гуапсин" выпускает только "Защита-Агро", остальные едва выходят за старый гостовский стандарт. А некоторые «умельцы» на рынке биосредств бодяжат псевдогуапсин напропалую, дискредитируя эталонный препарат, подрывая к нему доверие тех, кто использует его впервые и не осведомлён про засилье подделок. Кстати, все обращения "Защиты-Агро" в суды в отношении тех, кого удавалось поймать за руку, оставались без рассмотрения. Нашей юстиции понятие интеллектуальной собственности недоступно, ибо абстрактно: там изнывают материалисты. А то, что Шаповалов владеет торговой маркой и патентом на препарат, для "законников" мираж. И потому фальшивый "Гуапсин" до сих пор производят и продают все кому не лень.

Более того, за годы работы Ивана Шаповалова в "зоне рискованного производства", у него "отжали" два полностью обустроенных предприятия – и рейдерам тоже всё сошло с рук. Надо ли говорить о том, что за инсультом дело не стало. В настоящее время вокруг фирмы "Защита-Агро" опять началась непонятная возня. Приехали сотрудники одной из спецслужб, изъяли продукцию, тару, тарную этикетку, объяснив это тем, что у предприятия якобы нет разрешения на выпуск препаратов, хотя в действительности все разрешительные документы и патент, выданные государственными институциями, на предприятии имеются. Вот и спрашивается: у нас что, институт интеллектуальной собственности, Минздрав и прочие министерства и ведомства, выдающие разрешительные документы, уже не аргумент для государственных же структур?

"Если правда оно – ну хотя бы на треть"

"Нет мира у огня с водою"
Адам Мицкевич

Почва – арена, где борьба за место и пропитание чудовищно остра. Не конкуренция – бойня! Свято место пусто не бывает, а земля – свята. Сказать, что вредителям несть числа было бы преувеличением. Но их столько, что отбиваться без спецсредств – умаешься, а толку будет мало. Да, божья коровка – страшный враг тли, червецов и клещей, но где фермеру взять нужное количество этих трогательных с виду хищников? А вот убивать убийц растений руками их же "кровных" врагов – идея достойная Макиавелли! И так, скажем сразу, действуют "Гуапсин" и "Трихофит" – визитные карточки и самые качественные продукты "Защиты-Агро". Удивительные препараты! И, стало быть, мудрые адепты натуральных продуктов питания – знакомьтесь!

Король биозащиты – "Гуапсин". Он настолько хорош, что даже не требует эпитетов – достаточно сказать о свойствах. Во-первых, это двуштаммовый препарат, то есть двуствольное ружьё, дуплетом поражающее вредителей садов, ягодников, виноградников, огородов, бахчевых культур и комнатных растений – и одновременно предупреждает и уничтожает грибковые заболевания. В списке его мишеней - тля, парша, плодожорка, листовертки, гусеницы, клещи, плодовые гнили, ржавчина, цветоед, головня. Перечень можно удвоить. Микроб "Гуапсина" – живой организм, в "меню" которого главное блюдо – грибки. Среди них - мучнистая роса, фитофтора, силиум, мильдью и всё остальное, что из этого ряда "деликатесов" подвернётся. Препарат активен в открытом и закрытом грунте, в парниках и теплицах, на листе и под корнем, при замачивании саженцев и прямо по цвету. Универсал! "Гуапсин" ускоряет прорастание семян, появление всходов, убыстряет рост и развитие растений, повышает приживаемость черенков и рассады, даёт однородный травостой и более развитую корневую систему – что особо ценно при дефиците влаги в земле. Он защищает деревья от обледенения, обеспечивает раннее созревание урожая, действует как мощное азотное удобрение, незаменим при хранении собранных зерновых, овощей и фруктов. К тому же "Гуапсин" абсолютно безвреден для человека, животных и полезных насекомых, он не токсичен и лишён аллергенных свойств, не накапливается в почве и на плодах. И если даже сразу после обработки дерева ребёнок сорвёт и съест немытый фрукт, его организм присутствие препарата не заметит.

Своеобразен и "Трихофит", созданный на основе грибов такого рода, что подавляют возбудителей болезней сельхозкультур путём прямого паразитирования на врагах растений. Парадоксальное и эффективнейшее научное решение! Препарат великолепно себя показал в "экспроприации" жизненной среды грибов, вызывающих рак и усыхание побегов косточковых пород, болезни винограда, увядание баклажан, гвоздики и арбузов, сухую гниль картофеля, белую гниль томатов и огурцов… "Трихофит" блокирует гриб-антипод и, по сути, съедает его до основания. Он превращает солому в гумус, увлекая в переработку и листья. Почва с ним преобразовывается, становясь пригодной для чистого земледелия. Бесценно и то, что "Гуапсин" и "Трихофит" нацелены прежде всего на упреждение болезней, недопущение самого появления вредителей в садах, полях, теплицах и на грядках. Потому было бы непростительным, если бы мы не сказали здесь о том, что вышеописанные препараты сутью и способом своего действия знаменуют совершенно новую философию отношения человека к природе, земле, растениям, питанию, а значит – к себе.

Является бесспорным: отрицательное влияние на растения и урожай ядохимикатов идёт вторым после самих болезней и паразитов. И потому яды должны бы оставаться крайним видом защиты растений и сохранности всего выращенного. Двигаясь в этом направлении, человечество и обратилось к биопрепаратам. Они угнетают, подавляют, но не истребляют дотла микробы-антагонисты. Ведь этого на самом деле не требуется. Дереву и растению нужен природный баланс, а нейтрализовать надо лишь тех вредителей и те споры, которые снижают плодоношение. Эта благородная сберегающая установка не так проста, для её приятия требуется изрядная аграрная зрелость. Зато выгоды от неё устойчивы, неисчислимы и долгосрочны. Органическое земледелие в Украине ещё в эмбриональном состоянии. "Но оно – не утопия!" – убеждён Иван Шаповалов. И всячески способствует тому, чтобы приблизить страну к пречистому растениеводству.

Иноходец Шаповалов

"По-другому, то есть – не как все"
Владимир Высоцкий

Есть в штате Нью-Йорк округ Лонг-Айленд (ещё его называют Квинс). На этом острове живописные аграрные пейзажи граничат с дворцами миллиардеров. Между роскошных вилл – не менее шикарные фермы. Поля ухожены как грядки, грядки как клумбы, клумбы – что твоя икебана. Выращивают исключительно натуральные, экологически чистые культуры: вкусную раннюю картошку, сладкую кукурузу, белые персики, помидоры со снежком на разломе, каменную цветную капусту, свеклу, из которой получаются рубиновые борщи, а подсолнухи могли бы позировать самому Ван Гогу. Желающие приезжают отовсюду – угощаться с деревьев и кустов, а то и прямо с земли. А глаз там радуют возделанные поля, тучные коровы, ухоженные кони, новенькие амбары, пёстрые, обильные базары – просто американская Аркадия. Но вот что выяснилось.

В 1970-х война приезжих магнатов с местными аграриями достигла апогея. В борьбе за выход к морю нью-йоркская элита скупала фермы, превращая их в летние дома, теннисные корты и бассейны. Ещё бы немного и с земледелием на острове было бы покончено. Не в состоянии выдержать конкуренцию с километровым супермаркетом, торгующим дешёвым привозным товаром, здешние фермеры обнищали. Именно тогда и вмешалась власть. Она предложила фермерам, увязшим в долгах, продать штату права на застройку их земель – за весьма значительную цену. Следовательно, хозяин мог распоряжаться участком только до тех пор, пока он оставался сельским. Этот ход власти спас положение, а прогресс принёс натуральному продукту Квинса престиж, действительную стоимость и покупателей, которые едут сюда за сезонным съестным. И маклеры теперь, рекламируя местную недвижимость, хвастаются соседством фермы не меньше, чем видом на море. Где нам взять такое же умное, ответственное и дальновидное государство? Ведь наше непозволительно глухо к нуждам производителей биопрепаратов, а значит, и к путям развития аграрного сектора страны. Предприниматели, уязвлённые хроническим невниманием верхов, зажглись было мыслью о создании общественной организации для борьбы за права чистого земледелия в аграрной политике государства. Об успехах их усилий умолчим, а вот наш герой в протестное движение не вступил. Сбиваться в стаю – не в характере Ивана Шаповалова. А уж кучковаться, чтобы выпрашивать у власть предержащих решения, которые они обязаны принимать уже по месту своего нахождения на выборных должностях, смысла и вовсе нет. К тому же тузы нации продукцию "Защиты-Агро" знают наверняка, ибо в своих аграрных хозяйствах используют щедро. Вот тут я и спросил Ивана Владимировича, каковы психологические причины столь сдержанного шествия препаратов его компании по стране. Шаповалов склонен думать, что объяснения надо искать в сфере ментальных свойств соотечественников, которые описывает известный постчернобыльский анекдот, где иностранец спрашивает у местного дядьки: "У вас радиация есть?" А тот в ответ: "Да сколько той радиации – разве самую малость держу для семьи". Тут срабатывает хуторянское: зачем то, что пригодилось самому, расхваливать соседу? Так может и себе не хватить. А то, что интересы отрасли при этом идут побоку, пусть голова болит у производителя. Она и болит. И каждый предприниматель решает свои проблемы сам. Иван Владимирович, скажем, избрал путь, прямо исходящий из его предпочтений. В том числе – вы удивитесь, музыкальных.

Шаповалов страстно любит Высоцкого. Особенно ту тему певца, где человек у него выпадает из общего ряда и поступает – не как все. Иноходец, бегущий "иначе", прыгун в высоту, у которого "толчковая правая", волк "из повиновения вышел" и рванул от егерей за флажки. А еще - прыгун в длину, стающий "человеком-кенгуру", но только в случае, если – "за черту переступил". То есть речь – о непохожести, ином образе действия с отказом от избитого, тривиального, не творческого. И оказывается, что таким "выпадением" из строя, а на самом деле презрением бескрылого шаблона можно добиваться значительно большего, чем ходьбой "по выбитым следам".

К чему это я? А вот к чему. Устранилось государство от покровительства щадящей защиты растений – вольному воля! Шаповалов же изначально действовал практично, из чего и сложился метод экспансии его препаратов – пусть медленный, но неуклонный. К примеру, дама-агроном из-под Измаила, активный деятель Ассоциации фермеров Придунавья, брала в "Защите-Агро" препараты и с редкой дотошностью вела записи наблюдений за результатами их применения. Проверяла их в поле и теплицах, к разным культурам и в различные времена года, по дозировке и совмещению. Это был настоящий испытательный полигон, ведь продукция фирмы использовалась многими фермерами ассоциации. Более того, они выставляли производителю задачи по усилению тех или иных свойств препаратов, а учёные добивались нужных характеристик в составах "Гуапсина" и "Трихофита". То есть их апробация была тщательной, всесторонней и страстно заинтересованной, ибо немедленно приносила аграриям зримый результат.

Сарафанное радио разносило весть о новых надёжных биосредствах, и ряды их пользователей множились. Очаги поклонников возникали по всей Украине и заказы на продукцию "Защиты-Агро" росли из года в год. Это вам ничего не напоминает? Да, вы правы, это классический сетевой маркетинг, разве только сбытовик и потребитель здесь в одном лице. Причём с эффективнейшей обратной связью. Уж кто-кто, а фермеры и единоличники – народ тяглый, реальный и до всего, что сберегает и повышает урожай, хранит почву, сметливый. Неспроста на него ставил Столыпин, преобразовывая посткрепостническое село. Да и ныне: как люто не изводит фермеров наша олигархическая власть, ан нет – жив курилка! Теперь, в частности, и благодаря препаратам компании Шаповаловых.

Что же касается обратной связи, то за эти годы были случаи – и не единичные, - когда применение "Гуапсина" давало наукой вполне объяснимый, однако, спонтанный и вовсе не магистральный эффект. Скажем, соседа Ивана Владимировича по даче, военного лётчика в отставке, изводила язва. А его жена – большая поклонница роз, вот и попросила препарат для цветов – против тли. Шаповалов дал его в бутылке из-под кваса. Полковник, приняв летом жидкость за напиток, хлебнул стакан "Гуапсина". Ошибка вскорости вскрылась, но сосед заметил, что хроническая боль в желудке ослабла. Тогда он стал пить препарат намеренно. Через три месяца соседка отправила мужа к врачу и оказалось, что язва зарубцевалась!

Почему же при столь обширном спектре действия и сравнительной дешевизне крупные хозяйства делают вид, что биопрепаратов нет? Ответ прост: с ними очень плотно работают западные компании, импортирующие в Украину едва ли не весь объём потребляемых химикатов, в первую очередь гербицидов. И средств их влияния – грантов, кредитов, комиссионных – более чем достаточно для тотального господства на рынке удобрений и защиты растений. Тягаться с ними отечественным производителям не под силу, а о политике национального протекционизма наши аграрии узнают лишь от своих зарубежных коллег.

Возможно, ещё и поэтому массовая закладка Шанз-Элизе (Елисейских Полей) в Украине пущена на самотёк. Точнее – возложена на плечи Шаповаловых – отца и сына, несуетно развивающих дело, которое в мире в почёте и приоритете. А что же мы? В силу тупиковости ситуации позволю себе ответить иносказательно – наблюдением Игоря Губермана. Поэт как-то обратил внимание, что на выезде из Иерусалима возле автовокзала целый день стоял старик с кустарным трафаретом, на котором значилось: "Мессия". То ли он встречал кого, то ли информировал. Но к нему, увы, так никто и не подошёл…

Александр САКВА.