ЮБИЛЕЙ «ЧЕЛОВЕКА-КАТАПУЛЬТЫ»

0

10 февраля исполняется 80 лет выдающемуся волейболисту Юрию Пояркову

Это сегодня волейбол – редкий гость в прессе, радио и телеэфирах. А ведь было время, когда репортажи об очередных победах мастеров летающего мяча у всех были на слуху, и самому виду спорту – волейболу - на страницах газет уделялось места не меньше, чем его собрату – футболу.

По степени массовости волейболисты и сейчас занимают достойное второе место в Украине. А вот по части мастерства мы уже давным-давно отдали пальму первенства «варягам»: в одной только Польше на развитие волейбола ежегодно выделяется столько, сколько с лихвой хватило бы нашим федерациям, клубам и ДЮСШ вместе взятым минимум лет на 15.

Чего у нас не отнять, так это традиций. Украина по праву может гордиться многими великими волейболистами, хотя один из них все же особенный, уникальный и неповторимый!.. Ни у кого другого из представителей этого вида спорта во всем мире (!) нет такой обширной коллекции из трех олимпийских медалей (двух золотых и бронзовой), как у харьковчанина Юрия Пояркова. Благодаря которой, кстати, он был включен в Книгу рекордов Гиннесса.

Заслуги спортсмена признаны во всем мире: в 2008-м он был включен в Зал славы мирового волейбола, его неофициально считают «лучшим связующим всех времен и народов».

Так выходит, что в пятницу, 10 февраля, Юрию Михайловичу исполняется 80 лет. Но поздравить его лично с этой круглой датой возможности практически нет. С Поярковым мы несколько раз общались ранее – журналистов он всегда любил, и разговор всякий раз получался содержательный и душевный. Поярков - интеллигент во всем, беседовать с ним - высшее удовольствие. Несмотря на почтенные годы, Юрий Михайлович смотрелся как русский князь или английский лорд – высокий, статный, держащийся с необычайным достоинством.

Несколько дней назад, набрав мобильный номер Пояркова, услышали голос его супруги Елены Михайловны: «К сожалению, Юра подойти к телефону не может… и ( после паузы) вряд ли уже сможет. Вот уже несколько месяцев он тяжело болен, состояние очень серьезное – две недели не встает с постели и уже практически не говорит».

…О медицинских подробностях в таких случаях распространяться не принято, да и не в них, в общем-то, дело, когда на душе скребут кошки, а во рту ощущается горечь от несказанных слов и осознания неизбежного.

По словам Елены Михайловны, легенда советского и мирового спорта сейчас не жалует посетителей – по причинам вполне понятным. Хотя в гости то и дело напрашиваются не самые последние в стране люди.

«Недавно в Харьков Сергей Бубка приезжал - и позвонил, спросил разрешения приехать к нам домой. Так Юрий Михайлович ему отказал – не хочет, мол, чтобы его видели в таком состоянии. Ни городские власти, ни спортивные чиновники нас не забывают – на отсутствие внимания не можем пожаловаться. Харьковская федерация волейбола проводит много турниров в честь 80-летия Пояркова: теперь Юра посетить их уже не может, так спортсмены, ветераны, тренеры передали ему через меня десятки пожеланий с подписями», - говорит супруга выдающегося волейболиста.

Мы тоже попросили выразить Юрию Михайловичу самые теплые слова поддержки и – несмотря ни на что – пожелали надежды на выздоровление. Все-таки такими личностями, как Поярков, Украина обязана дорожить, а 10 февраля – день рождения великого харьковчанина – уже давно пора сделать Всеукраинским днем волейбола (в придачу к Международному дню волейбола, который отмечается… 9 февраля).

А пока вашему вниманию – самые интересные цитаты из прошлых интервью Юрия Пояркова, которые он дал в том числе и автору этих строк.

Юрий Поярков: «К волейболу прикипел случайно»

«В детстве я страдал еще одним страстным увлечением – футболом. С малолетства, как и мои харьковские ровесники, гонял с удовольствием футбольный мяч. Выступал на первенстве района, города. Самым большим моим достижением в футболе были игры в составе юношеской сборной Харькова.

В 1955-м, когда учился на геологическом факультете университета (со временем перевелся на физмат, а на следующий год очутился в пединституте), в нашем дворе вдруг объявились три волейболиста, проживавшие по соседству. Они, члены сборной университета, соорудили игровую площадку и попросили меня просто подбрасывать им мяч над сеткой. Довольно быстро я стал вполне неплохим связующим.

Тренер сборной университета Владислав Степанович Пономаренко, заприметив меня, сразу пригласил в свою команду и одновременно - в спортшколу гороно. Должен заметить, что наша команда была чемпионом Украины среди школьников, а я в ней - капитаном и заводилой».

«Связующий – это тренер на площадке»

«Амплуа связующего подвластно немногим. Его функции - дирижировать коллективом, видеть игру, читать ее, предвидеть последующие действия... Связующий никоим образом не должен быть неуравновешенным или, если хотите, зажигательным. Ведь за ним стоят партнеры, которых он должен обслуживать, уметь мгновенно оценить ситуацию и решить, в чем можно выиграть у соперника. Связующий – это тренер на площадке».

«Остался верен Харькову»

«На протяжении всей карьеры я был верен одному клубу – харьковскому «Буревестнику». Не было ли у меня желания поиграть в других командах? Нет, дело в том, что у нас был замечательный коллектив! Да и в Украине уровень волейбола был очень неплохой – четыре команды постоянно выступали в высшей лиге чемпионата СССР.

Вот я и отыграл 16 лет за клубную харьковскую команду и 13 лет - за сборную Союза. При этом московские клубы зазывали к себе постоянно! Припоминаю, когда в составе сборной Союза в 1960-м выиграл «золото» чемпионата мира в Рио-де-Жанейро, все поняли, кто я и что собой представляю. На меня тогда положил глаз ЦСКА. Действовал он через военкомат… Но в Украине меня сумели отстоять, мол, Поярков - студент, «забрить» его в армию до окончания вуза противозаконно.

Как-то в харьковский КГБ пришла телеграмма из столицы. Меня прямо разыскивал капитан из органов, терроризировал маму, а затем меня таки нашел в гостинице. Заходит в номер, а мой товарищ баскетболист Пелипад ему выпаливает: «Я - Поярков». «Да сиди, дружище, - говорю, - не то заберут в каталажку».

Попросил капитана, чтобы тот дал мне время одеться. Только он вышел из номера, звоню секретарю парторганизации обкома Александру Анатольевичу Голованеву. Зову того капитана, чтобы взял трубку. Голованев - ему: «У вас ордер на арест есть? Нет? Тогда оставьте всё до утра, а ко мне - на доклад». С тех пор ко мне не цеплялись ни военные, ни комитетчики...»

«Юра, иди разбирайся»

«Самая яркая победа в моей биографии – первое место на Олимпиаде в Мехико. Это было уже второе моё олимпийское «золото». Шёл 1968 год, СССР как раз ввёл войска в Чехословакию – и против нас были настроены многие страны, в мире негативно восприняли те события в Праге.

К тому же в первом матче мы проиграли США, с которыми у нас в спорте всегда было соперничество. На тот поединок пришли нас поддержать представители советской делегации на Играх – космонавты, партийные рабочие, а тут вдруг - поражение. Этого никто не ожидал.

Неудача заставила нас понервничать, и в ключевом поединке с ГДР другого выхода уже не было, как бороться только за победу. А ведь за время совместной подготовки к Олимпиаде мы немцам пять раз проиграли.

…Уступили сборной ГДР первую партию, после которой руководитель НОК СССР Владимир Савин – на тот момент вице-президент Международной федерации волейбола - сказал мне: «Юра, иди разбирайся». Я вышел на площадку и поменял схему игры: мы победили в том матче со счётом 3:2. А дальше нас уже невозможно было остановить. Мы сумели преодолеть весь негатив и одержать победу на Олимпийских играх».

Уникальная подача-«катапульта»

«Волейбол дал мне многое: научил жить в коллективе, правильно себя вести и вести других за собой. Трудное военное и послевоенное детство, суровый отец сориентировали внимательно изучать людей, что очень помогало в игре.

Думаю, что и я что-то дал волейболу. Хотя бы – привнес в этот вид спорта свою верхнюю силовую подачу, которую называют теперь моим именем. Шлифовал ее после каждой тренировки, оставаясь в зале еще часа на полтора. Делал по 400–450 подач, стремясь их посылать в задуманные зоны. И своего добился, войдя в историю волейбола как «человек-катапульта»…

Юрий ВИНОГРАДОВ.